По данным Министерства национальной экономики, в первом полугодии в Казахстане было заключено договоров государственно-частного партнерства на сумму 3,6 млрд долларов. Это выше аналогичного показателя предыдущего года. Госкомпания Kazakhstan Project Preparation Fund «KPPF» – генеральный консультант правительства по республиканским проектам ГЧП. Управляющий директор ТОО «KPPF» Аслан БУЛАТОВ рассказал ДК о новых приоритетах, проблемах и перспективах ГЧП.

Аслан БУЛАТОВ

- Реализация инфраструктурных проектов через механизмы ГЧП – один из главных приоритетов программ развития в нашей стране. Насколько активно сегодня применяется этот механизм? 

– Действительно, именно на государственно-частное партнерство делается ставка, и сегодня большое количество проектов находится в разработке на республиканском и региональном уровне. Пандемия коронавируса и наша «новая реальность» тоже внесли свой вклад. Именно сложившаяся ситуация позволила расставить приоритеты и показала, что реагирование на вызовы должно представлять собой скоординированные действия сторон. И в текущих условиях сотрудничество с частным сектором становится еще более важным, поскольку кризис существенно ограничивает возможности государственного сектора в реализации поставленных задач. 
 

Необходимость формирования возможностей в период пандемии и для восстановления после нее стала мотивом к объединению двух мероприятий. ГЧП в этой связи рассматривается как один из механизмов мобилизации ресурсов в национальном и региональном масштабах для создания инфраструктуры. 
 

В целом, несмотря на пандемию и локдаун, в Казахстане по данным Министерства национальной экономики показатель заключенных договоров ГЧП за первое полугодие 2020 года превысил аналогичный показатель предыдущего года. Общее количество заключенных договоров ГЧП в стране по состоянию на октябрь 2020 года составило 815 на сумму 3,6 миллиарда долларов. 616 объектов введено в эксплуатацию, объем привлекаемых инвестиций составил около 1,7 миллиарда долларов США.
 

Если смотреть в разрезе отраслей, наибольшее количество проектов реализуется в социальной сфере. Это образование – 55%, здравоохранение – 19%. В сферах энергетики и жилищно-коммунального хозяйства – 11%, культуры и спорта – 8%, транспорта и инфраструктуры – 3%. Но хотелось бы подчеркнуть, что ГЧП – не панацея, а прежде всего инструмент, применение которого должно быть обосновано. 


– Инфраструктурные проекты, как правило, очень капиталоемкие. Насколько охотно инвесторы из частного сектора идут в это направление? 

– Конечно, это капиталоемкие проекты. KPPF, как генеральный консультант правительства по республиканским проектам ГЧП, занимается крупными инфраструктурными проектами. Такими как проекты по строительству автодорог (проект БАКАД); проект железнодорожного строительства (пилотный проект – железная дорога в обход станции Алматы); строительство социальной инфраструктуры, в частности проект строительства многопрофильной клинической больницы при университете им. Асфендиярова в Алматы, и другие. Стоимость таких проектов составляет ориентировочно от 50 млрд тенге и выше. 
 

Заинтересованность у инвесторов в реализации таких проектов колоссальная. Готовность участвовать проявляют инвесторы из Европы (Испании, Италии, Германии и других) и Азии (Южной Кореи, Японии, Китая и др.). Как правило, инвесторы предлагают привлечение финансирования от финансовых институтов, с которыми они работают – это и банки развития соответствующих стран, и разные инвестиционные фонды. 
 

Однако порой инвесторам приходится ждать, когда государство выйдет с конкретным предложением на рынок, выставит на конкурс тот или иной проект. По многим проектам у нас собралась достаточно большая очередь. К примеру, по проекту строительства многопрофильной больницы в Алматы, а это первый, пилотный проект, у нас уже сформирован большой список из более 50 крупных инвесторов, готовых участвовать в конкурсе.


– Какие суботраслевые сектора находятся в приоритете? 

– Государство какие-то приоритеты по отраслям при планировании проектов не расставляет. Они рождаются в тех отраслях, где наибольшая потребность имеется в той или иной инфраструктуре, а также проекты, предусмотренные стратегическими и программными документами страны. 
 

Сегодня на повестке дня, тем более в условиях пандемии, на первый план вышли проекты в сфере здравоохранения, в том числе по строительству новых клиник, лабораторий. Так, правительством страны разработан план по реализации к 2025 году с привлечением частных инвестиций 20 новых больниц. Поэтому приоритетность проектов зависит в первую очередь от потребности. 


– Как вы оцениваете достаточность финансирования и доступность фондирования инфраструктуры в Казахстане? 

– С поиском желающих участвовать в реализации проектов у нас проблем не возникает. Но, надо признать, имеются определенные проблемы в привлечении и достаточности именно тенгового финансирования.  
 

Международные банки развития, другие финансовые институты предлагают финансирование в иностранной валюте, как правило, в долларах. Однако ввиду экономической ситуации в стране, высокого валютного риска, правительство ставит в качестве приоритета привлечение финансирования именно в национальной валюте. Такие банки, как Европейский банк реконструкции и развития, Евразийский банк развития предлагают тенговое финансирование, но его размер зависит от имеющегося у банков лимита. 


– Какова государственная поддержка инфраструктурных проектов? Можно ли говорить, что текущий уровень господдержки (как республиканский, так и региональный) в области финансирования инфраструктуры недостаточный или, наоборот, излишний? 

– В целом оценка международных экспертов в отношении системы государственной поддержки инфраструктурных проектов, в том числе на основе ГЧП, достаточно высокая. 
 

Инвестор самостоятельно финансирует проект на собственные и заемные средства. При этом он же сам и эксплуатирует объект, либо управляет им. Через такую схему, в теории, нивелируется риск качества строительства объекта, поскольку сам инвестор напрямую заинтересован в том, чтобы объект был качественно построен и в будущем не пришлось нести лишние расходы по эксплуатации. 
 

Проблема сегодня возникает не в линейке инструментов, а в достаточности бюджетов республиканского и местного уровней. Проектов достаточно много, и все они весьма капиталоемкие. При этом надо учитывать, что, как правило, окупаемость этих проектов напрямую зависит от господдержки, особенно в социальных проектах, где нет возможности коммерциализировать деятельность путем оказания каких-то коммерческих услуг. Такие проекты, по сути, «базируются» на выплатах из бюджета. 
 

Поэтому открытым остается вопрос по лимитам бюджетов, особенно в регионах, на покрытие обязательств по проектам ГЧП. Ведь, по сути, реализуя такие проекты, государство берет кредит у частных инвесторов и тем самым накладывает нагрузку на бюджет на долгосрочный период. Поэтому здесь важен именно механизм отбора проектов и правильная оценка объемов господдержки. 


– Назовите риски и препятствия для инвесторов. 

– Основным риском в международной практике, как правило,  является страновой риск. Расчетом таких рисков занимаются международные рейтинговые агентства, например, S&P. Они рассчитывают страновые риски в национальной и иностранной валютах, по отраслям. Положение Казахстана здесь весьма хорошее: в рейтинге страновых рисков стран ОЭСР еще в 2019 году наша страна поднялась в пятую группу. Страны распределяются по семи группам, где семь – самые высокие риски, один – минимальные. Мы сейчас находимся в середине. 
 

Еще один риск – валютный. Поскольку инвесторами, преимущественно, предлагается финансирование в иностранной валюте, государство же со своей стороны держит курс по снижению нагрузки на бюджет и, соответственно, неприятию валютного риска. Поэтому государство заинтересовано в том, чтобы инвесторы привлекали финансирование в тенге, и этот риск валютной компенсации был, тем самым, нивелирован. 
 

Третий риск – политический. То есть риск смены правительства, руководства страны и, соответственно, смены курса. Поэтому, если, к примеру, стороной договора выступает аким области, для инвестора очень важно, чтобы новый аким исполнял принятые его предшественником обязательства договора.    Поэтому при реализации региональных проектов инвесторы зачастую просят, чтобы государственным партнером выступали центральные госорганы, либо Министерство финансов предоставляло определенные гарантии, например, по займам или поручительство по инфраструктурным облигациям. 
 

В целом все риски, которые связаны непосредственно с реализацией проектов, регулируемые и управляемые. Их можно отрегулировать в рамках договора ГЧП путем различных инструментов.


– Что, на ваш взгляд, необходимо сделать для развития финансовых инструментов и механизмов, услуг страхования, инструментов хеджирования для финансирования инфраструктурных проектов?

– Конечно же, нужна практика реализации. Необходимо запускать пилотные проекты в разных отраслях, работать с иностранными инвесторами, международными банками развития, перенимать опыт у зарубежных консультантов. И в процессе подготовки таких проектов происходит развитие нашей институциональной, законодательной среды. 
 

Казахстан охотно всегда принимает новшества, международные нормы, принятые на практике в странах, где проекты ГЧП имеют успех. Ярким примером внедрения у нас международного опыта является проект БАКАД. Он является пилотным в автодорожной сфере, и по мере его продвижения у нас существенно изменилось национальное законодательство о концессиях. 
 

Если говорить об инструментах, думаю, нужно активней использовать имеющуюся у нас площадку МФЦА. Сегодня они предлагают к применению различные инструменты. Например, по проекту строительства аэропорта в Туркестане, в договоре ГЧП закреплено, что в качестве арбитража будет использоваться арбитраж МФЦА. Он, напомню, функционирует на основе английского права. 
 

В целом нужно запускать пилотные проекты в разных отраслях, и наша институциональная среда, все эти механизмы будут развиваться планомерно.


Ирина ЛЕДОВСКИХ

Материал взят с сайта:https://dknews.kz/inner-news.php?id_cat=27&&id=129559&fbclid=IwAR0izdyEBLimc5njpOCmGHDlhzJ5gPf6q4BGSSzKcncGo28fVCcRLOSqJjQ